Блог закрыт!

Но он очень ждёт ваших рассказов о себе, дорогие выпускники!

четверг, 14 мая 2015 г.

Поговорим об истории России. Часть 2. Внешняя политика Александра II

Алекса́ндр II Николаевич (17(29).04.1818, Москва-1(13).03.1881, Санкт-Петербург) - Император Всероссийский, Царь Польский и Великий князь Финляндский. Александр II вошёл в русскую историю как проводник широкомасштабных реформ. В связи с отменой крепостного права по манифесту 19 февраля 1861 года и победой в Русско-турецкой войне (1877—1878) удостоен особого эпитета в русской дореволюционной и болгарской историографии - Освободи́тель.
Погиб в результате террористического акта, организованного тайной организацией "Народная воля".

Внешняя политика России при Александре II была направлена прежде всего на решение восточного вопроса.
Поражение в Крымской войне подорвало международный авторитет России, привело к утрате ею преобладающего влияния на Балканах. Нейтрализация Черного моря делала беззащитными южные морские границы страны, препятствовала развитию Юга и тормозила расширение внешней торговли.
Главной задачей российской дипломатии была отмена статей Парижского трактата. Для этого необходимы были надежные союзники. Англия продолжала оставаться самым опасным противником России из-за соперничества в Закавказье и Средней Азии. Австрия сама пыталась закрепиться на Балканах. Турция в своей политике ориентировалась на Англию. Пруссия была еще слаба. В наибольшей степени интересам России отвечало сближение с Францией, соперничавшей с Англией в Средиземноморье. Для усиления своих позиций на Востоке Россия по-прежнему делала ставку на освободительную борьбу христианских народов против Турции.
Во главе российского внешнеполитического ведомства с апреля 1856 г. стоял талантливый политик и дипломат Александр Михайлович Горчаков (1798-1883). Горчаков заботился о согласии держав, настаивая на исключительном праве России отстаивать свои национальные интересы. Добиваясь сближения с Францией, он попытался вывести Россию из международной изоляции.
В марте 1859 г. состоялось заключение русско-французского договора о благожелательном нейтралитете России в случае войны Франции и Сардинии против Австрии. Но вскоре убедившись в нежелании Франции гарантировать свою поддержку российских интересов на Востоке, Россия обратилась к сближению с Пруссией.
В 1863 г. была заключена военная конвенция с Пруссией, которая облегчила царскому правительству борьбу с Польским восстанием.
Россия поддержала стремление прусского канцлера Отто фон Бисмарка к объединению германских земель. Эта дипломатическая поддержка помогла Пруссии одержать победу в войнах с Данией (1864), Австрией (1866) и Францией (1870-1871). На Лондонской конференции держав, подписавших Парижский трактат (январь-март 1871 г.), Россия добилась отмены запрета держать военный флот на Черном море и строить военные арсеналы на Черноморском побережье.
Торговые связи со Средней Азией, столь важные для российской экономики, осложнялись из-за постоянных междоусобиц в этом регионе. Беспокойство русского правительства вызывали попытки английской дипломатии через афганского эмира воздействовать на Кокандское и Хивинское ханства.
В 1864 г. было начато решительное наступление на среднеазиатские ханства.
Весной 1866 г. начались успешные военные действия против бухарского эмира. Бухарский эмир в марте 1868 г. объявил "священную войну" против русских, но потерпел поражение и в июне был вынужден подписать унизительный договор.
Последним крупным ханством была Хива. Но прежде чем приступить к ее завоеванию, российское правительство приняло меры к ослаблению напряженности в отношениях с Англией. После длительных переговоров в 1873 г. было заключено русско-английское соглашение о признании Афганистана нейтральной зоной и о предоставлении Хивы "попечению" России.
В феврале 1873 г. русские войска начали поход на Хивинское ханство. В мае 1873 г. столица ханства Хива была окружена и капитулировала, в августе хивинский хан подписал мирный договор и признал вассальную зависимость от России.
После подавления восстания в Коканде (1875-1876) 19 февраля 1876 г. Россия объявила о включении Коканда в состав Туркестанского генерал-губернаторства. Бухарское и Хивинское ханства, сильно уменьшившись в размерах, сохранили номинальную независимость. В 1878-1879 гг. Англия оккупировала Афганистан и установила над ним протекторат.
В конце 70-х годов началось наступление России на туркменские племена.
Русская администрация проводила свою политику в присоединенных среднеазиатских государствах с учетом местных традиций. На Среднюю Азию распространялось российское законодательство. Прекратились междоусобные войны. Наличие свободных земель вызвало поток переселенцев из России и других соседних стран.

Дополнительный материал:
Присоединение Средней Азии к России
Наряду с этим в течение всех 60-х годов продолжалось постоянное поступательное отодвигание нашей границы в глубь Средней Азии и по отношению к независимым тогда среднеазиатским ханствам. Надо сказать, что у нас издавна были с этими ханствами торговые отношения, но население этих ханств, состоявшее из диких степных хищников, постоянно совершало на русской границе ряд грабежей, которые кончались иногда уводом целыми партиями не только скота, но и русских людей: мужчин и детей – в рабство, а молодых женщин – в гаремы. Понятно, что такие происшествия издавна беспокоили русское правительство, но очень долго эти среднеазиатские ханства, несмотря на то что они представлялись как будто – при могуществе России – величиной ничтожной, на самом деле были довольно недосягаемы для нас. Попытки наши положить на них руку кончались всегда неудачей, начиная еще с Петра. При Петре Великом впервые туда довольно далеко зашли русские войска под начальством князя Черкасского-Бековича, и конец этой экспедиции был очень печальный: вся она погибла после временного успеха. Затем оренбургский генерал-губернатор В.А. Перовский, уже при Николае I, решил положить конец постоянным грабежам и уводам русских в плен и за свой страх предпринял зимнюю экспедицию в Хиву в 1839 г. Поход в Хиву во время летней жары представлялся почти неосуществимым, и поэтому Перовский избрал зимнее время. Но оказалось, что и это сопряжено с не меньшими трудностями, так как в этих степях свирепствовали сильные морозы и снежные бураны, и вся экспедиция 1839 г. чуть не погибла. Наконец, уже в 1853 г. удалось тому же Перовскому продвинуть русские военные аванпосты к берегам Сырдарьи, и здесь основан был довольно значительный форт, который впоследствии и был назван фортом Перовского.
В то же время на юге наших сибирских владений и степных областей наша граница тоже стала понемногу подвигаться все далее на юг. Еще в 1854 г. граница эта была установлена по реке Чу от города Верного до форта Перовского, причем она была укреплена целым рядом небольших военных постов, в общем, впрочем, довольно слабых. Дикие отряды бухарцев и кокандцев очень часто пытались прорывать эту линию, но каждый такой грабеж вызывал возмездие, причем военные начальники, обуреваемые жаждой и лично отличиться, и поднять престиж русского оружия, деятельно старались оттеснить этих бухарцев и кокандцев в глубь их страны. Кончилось это большим столкновением в 1864 г., причем полковнику Черняеву удалось завоевать крупный кокандский город Ташкент.
Когда русское правительство получило об этом донесение, то оно одобрило совершившийся факт, и ташкентский район присоединен был к русской территории, а через два года здесь было образовано новое Туркестанское генерал-губернаторство. Это повело к дальнейшим столкновениям, и мы продолжали оттеснять кокандцев и бухарцев – опять-таки без всякого официального приказа свыше. Разумеется, Англия встретила такое поступательное движение русских в Азии к югу с большой тревогой, и помня еще со времени Наполеона о тогдашних фантастических замыслах русских проникнуть через азиатские степи и горы в Индию, английское правительство тотчас же запросило русского канцлера о том, где намерено русское правительство остановиться, на что князь Горчаков ответил, что государь император вовсе не имеет в виду увеличение русской территории, а только укрепление и исправление границы.
В конце концов началась, однако, форменная война с кокандцами и бухарцами, которая кончилась их полным разгромом, причем нам удалось завоевать (в 1868 г.) город Самарканд, где покоится прах Тамерлана, священное место, относительно которого существует здесь убеждение, что кто владеет Самаркандом, тот владеет и всей Средней Азией. Правда, бухарцы, воспользовавшись тем, что туркестанский генерал-губернатор, энергичный генерал Кауфман, отправил большую часть войск на юг, попробовали было в следующем же году отобрать назад Самарканд, и это им временно удалось, но Кауфман, вернувшись, жестоко наказал и временных победителей, и все население Самарканда, причем употребленный им варварский способ водворения русского владычества произвел такое впечатление на полудикие восточные народности, что после этого они уже не пытались захватить назад занятый русскими священный город.
Между тем Кауфман, воспользовавшись восстанием кокандцев, которые пытались вернуть часть отнятой у них территории, отправил туда значительный отряд под командой Скобелева, который окончательно завоевал Кокандское ханство, после чего оно было присоединено к России и превращено в Ферганскую область. Мало-помалу Кауфман стал думать и о том, как обуздать и привести в покорное положение и главное хищническое гнездо в Средней Азии – Хиву, где, по слухам, было несколько сот русских невольников и куда так неудачно до тех пор отправлялись русские экспедиции.
На этот раз, близко подойдя к Хиве и имея возможность с четырех сторон совершить одновременное вторжение в нее, Кауфман поставил сперва ультиматум хивинскому хану, которым потребовал от него передачи значительной части территории и полного уничтожения рабства. Хан в этом отказал, и тогда Кауфман совершил свой знаменитый поход 1873 г. в Хиву. Таким образом, совершилось завоевание всей Средней Азии, к великому негодованию и весьма понятным опасениям англичан, которые увидели, что русские войска довольно близко подошли к Индии и отделялись от нее только землями туркмен и Афганистаном, так что поход русских войск в Индию в данное время далеко уже не имел того фантастического вида, каким он представлялся, когда вопрос о нем возбуждался в начале XIX в. Наполеоном.

На Кавказе с продвижением войск России подчинялись все новые области.
В апреле 1873 г. была заключена русско-германская военно-оборонительная конвенция. В том же году Россия и Австро-Венгрия подписали политическую конвенцию, к которой присоединилась Германия. Так был оформлен "Союз трех императоров".
Летом 1875 г. разразился новый ближневосточный кризис. Несмотря на требования европейских держав, Турция отказывалась уравнять в правах с мусульманами христианское население провинций Болгария, Босния и Герцеговина. В Боснии и Герцеговине вспыхнули восстания.
Не добившись уступок дипломатическими средствами, 12 апреля 1877 г. Александр II издал манифест о войне с Турцией.

Дополнительный материал.
Русско-турецкая война 1877–1878
Александр II объявил войну далеко не с легким сердцем; он прекрасно сознавал всю важность этого шага, сознавал чрезвычайную затруднительность войны для России с финансовой стороны и ясно понимал с самого начала, что, в сущности говоря, война эта весьма легко может превратиться в общеевропейскую войну и, может быть, что представлялось ему еще более опасным, в войну России против Австрии, Англии и Турции при нейтралитете остальных держав.
Таким образом, обстоятельства складывались чрезвычайно серьезно. Стоявший во главе русской дипломатии князь Горчаков к этому времени чрезвычайно устарел, ему было уж под восемьдесят лет, по-видимому, он даже не давал себе отчета в целом ряде обстоятельств, и политика его была чрезвычайно колеблющейся. Сам император Александр колебался также очень сильно; вообще, он вовсе не желал войны, и принудило его к принятию решительных мер главным образом то настроение, которое овладело русским обществом вообще и теми сферами, влияние которых имело доступ и в придворные круги, в частности. Александр Николаевич с неудовольствием видел, что благодаря той агитации, которая по этому вопросу поднята была славянофилами и которая весьма сильно влияла тогда на общественное мнение страны и очень чутко воспринималась и за границей, он как будто представлялся обойденным и опереженным этим общественным мнением страны и уже не являлся, таким образом, в глазах Европы, истинным представителем и вождем своего народа. Это обстоятельство чрезвычайно возбудило и придворные круги, которые, особенно осенью 1876 г., во время пребывания двора в Крыму, выказывали большой военный пыл, что отразилось и на настроении самого императора Александра, который увидел себя в значительной мере вынужденным, в видах сохранения положения истинного вождя нации в глазах всего мира, более решительно действовать в защиту славян.
Тщетно пытался бороться с этим настроением императора Александра министр финансов Рейтерн, который вполне ясно видел, что при тогдашних наших финансовых и экономических отношениях ведение этой войны может привести нас к чрезвычайному финансовому краху. Рейтерну только что удалось в 1875 г. достигнуть такого состояния бюджета, что не только он мог, наконец, заключаться без дефицита, но и являлась возможность накопления металлического фонда, который в это время достиг уже 160 млн. руб., так что Рейтерн мечтал приступить, наконец, в близком будущем к осуществлению своей главной идеи – к обращению кредитных неразменных денег в разменные; и вот, как раз в этот самый момент обстоятельства – даже еще до войны – снова стали складываться так, что все расчеты Рейтерна поколебались.
В 1875 г. был значительный неурожай, в то же время вследствие засухи, явилось мелководье на внутренних водных путях, которые тогда еще имели такое огромное значение в России в отношении хлебной торговли – в отношении подвоза хлеба к портам, и, таким образом, вывоз русского хлеба за границу уменьшился. К тому времени, как вы помните, развитие русского железнодорожного строительства достигло больших размеров. Мы обладали уже целой сетью в 17 тыс. верст, но многие из этих железных дорог не давали достаточного дохода для того, чтобы покрыть издержки содержания и давать выговоренную по гарантии прибыль; поэтому правительству приходилось уплачивать по принятой на казну гарантии и на это или тратить свой золотой фонд, который был скоплен с таким трудом, или заключать займы, которые в конце концов требовали уплаты значительных процентов и, в сущности говоря, вели также в результате к растрате скопленного металлического фонда.
Таким образом, еще до войны вновь началось значительное падение курса рубля под влиянием невыгодного торгового баланса (вследствие уменьшения отпуска хлеба за границу) и благодаря необходимости для правительства тратить много денег за границей на оплату железнодорожных гарантий. В то же время целый ряд иностранных капиталов, ввиду тревожных международных обстоятельств, начал уплывать за границу; тут же явились и еще случайные внутренние обстоятельства, действовавшие в ту же неблагоприятную сторону, как, например, банкротство одного из крупных банков в Москве вследствие крупного мошенничества Струсберга. Все это вызвало биржевую панику, банковский кризис и еще большее усиление отлива иностранных капиталов. Таким образом, планы Рейтерна начали и до войны колебаться, а война, конечно, грозила им полным крушением. Уже для выполнения одной частичной мобилизации, которую осенью 1876 г. предписано было произвести для угрозы Турции, пришлось заключить стомиллионный заем, и Рейтерн резко заявил государю, что если будет война, то возможно ожидать государственного банкротства.
Но несмотря на все эти серьезнейшие предостережения Рейтерна, под влиянием славянофильской агитации, под влиянием общественного мнения, которое сильно было настроено в пользу войны после болгарских ужасов, император Александр все-таки решился воевать.
Когда уже война началась, то оказалось, что независимо от того, что приходилось делать массовые выпуски бумажных денег, которые, конечно, совершено погубили все расчеты Рейтерна на восстановление курса бумажного рубля, независимо от этого оказалось, что мы не готовы к войне и в других отношениях. Оказалось, что преобразования Милютина (особенно замена рекрутчины всеобщей воинской повинностью, произведенная лишь в 1874 г., т. е. всего за два года до мобилизации 1876 г.), были настолько новы и настолько перевернули все прежнее устройство войска, что выполнить мобилизацию армии в этих условиях оказалось далеко не легким, причем те административные власти, от которых в значительной мере зависела правильность и быстрота действий при мобилизации, оказались ниже всякой критики, и вышло поэтому, что мы в течение шести месяцев могли доставить к турецким границам лишь недостаточное количество войска.
Тут отчасти виноват был и граф Игнатьев, русский посол в Константинополе, который утверждал, что мы очень легко победим турок, что Турция разлагается и что нужны весьма небольшие силы, чтобы нанести ей решительный удар.
На самом деле оказалось, что у нас было не только мало войска, но и чрезвычайно дурно был выбран штаб армии. Главнокомандующим был сделан брат императора Александра, великий князь Николай Николаевич, человек совершенно не имевший необходимых стратегических талантов. Начальником штаба он выбрал генерала Непокойчицкого, который в молодости, может быть, и был способным человеком, особенно как писатель по военным вопросам, но теперь совершенно устарел, отличался полной нераспорядительностью и не имел никакого плана кампании.
Таким образом, оказалось, что непосредственно после блестяще выполненной переправы наших войск через Дунай тотчас же получился новый разброд. Начальники отдельных отрядов, ввиду отсутствия общего плана, стали предпринимать на своей страх весьма рискованные действия, и вот, весьма предприимчивый и храбрый генерал Гурко устремился прямо за Балканы и, не встречая на своем пути значительных препятствий, увлекся чуть не до Адрианополя. А в это время Осман-паша, командовавший несколькими десятками тысяч турецкого войска, занял неприступную позицию при Плевне в тылу наших войск, переправившихся за Балканы. Штурм Плевны был отбит, и скоро оказалось, что это такое неприступное место, из которого выбить Осман-пашу было нельзя, и приходилось думать о долговременной осаде, причем у нас не было достаточно войска, чтобы обложить Плевну со всех сторон. Положение наше оказалось печальным, и если бы командовавший южной турецкой армией и в то время находившийся по ту сторону Балкан Сулейман-паша немедленно перешел, как ему было приказано, через Балканы и соединился с Османом, то Гурко и другие наши передовые отряды были бы отрезаны от остальной армии и неминуемо погибли бы. Единственно только благодаря тому, что этот Сулейман-паша, по-видимому, соперничая с Османом, вместо того, чтобы, как было ему приказано, пойти через один из своих проходов, пошел выбивать русских из Шипкинского прохода, который был занят Радецким, – единственно благодаря этой ошибке или преступлению Сулеймана-паши передовые отряды наши были спасены. Шипку нам удалось удержать, Сулейман-паша был отбит Радецким, Гурко успел благополучно отступить, а вместе с тем успели подойти новые наши войска. Однако Плевну пришлось осаждать в течение нескольких месяцев; первая наша попытка овладеть плевнинскими высотами была в июле 1877 г., а удалось принудить Османа-пашу к сдаче только в декабре, и то только благодаря тому, что из Петербурга была вытребована вся гвардия, которая могла быстро мобилизоваться и быть доставлена на театр войны.
Кроме того, пришлось обратиться за помощью к князю Карлу румынскому, который согласился дать свою, хотя небольшую, но хорошо обученную и вооруженную тридцатипятитысячную армию только под условием, чтобы сам он был назначен командующим всем осадным корпусом. Лишь с прибытием вызванного из Петербурга инженер-генерала Тотлебена осада Плевны пошла правильно, и Осман-паша должен был, наконец, положить оружие после неудачной попытки пробиться.
Захват Гривицкого редута под Плевной. Картина Н. Дмитриева-Оренбургского, 1885
Таким образом, кампания растянулась на весь 1877 и часть 1878 г. После взятия Плевны нам удалось перейти вновь Балканы, взять Адрианополь, который тогда не был крепостью, и подойти к Константинополю в январе 1878 г. В это время император Александр получил от королевы Виктории телеграмму, которой она его просила остановиться и заключить перемирие. Хотя император Александр еще до начала войны обещал Англии, что не будет стремиться занять Константинополь, тем не менее лорд Биконсфильд в подкрепление этой телеграммы успел уже исходатайствовать у парламента 6 млн. фунтов стерлингов на военные цели, и война с Англией, казалось, была почти неизбежна. Но Турция, которая была совершенно истощена, принуждена была просить мира, не дожидаясь английской поддержки, и в середине января (по новому стилю) 1878 г. было заключено Адрианопольское перемирие, в основу которого было положено обещание султана удовлетворить требования великих держав и дать правильное устройство – частью в виде полусамостоятельных княжеств, частью в виде территорий с христианскими генерал-губернаторами – всем христианским провинциям Европейской Турции. Вскоре же после перемирия открылись дипломатические переговоры в Сан-Стефано, веденные с нашей стороны Игнатьевым с полным успехом. В марте уже был подписан мирный договор, по которому все требования России были удовлетворены. При этом было выговорено не только расширение Сербии и Черногории, но и Болгария становилась полунезависимым княжеством с территорией, доходившей до Эгейского моря.
Вместе с этим, так как на Кавказе мы вели войну гораздо успешнее, чем на Балканском полуострове, и успели взять Карс, Эрзерум и Батум, то по мирному договору было установлено, что взамен части выговоренной военной контрибуции, которую Турция должна была уплатить России в размере 1400 млн. рублей, она предоставит России в районе Азиатской Турции из состава занятой нами территории Карс и Батум с их округами. Вместе с тем необходимым условием мира император Александр поставил возвращение России того клочка Бессарабии, который был в 1856 г. отделен от России и отдан Румынии, и так как Румыния, которая воевала в союзе с Россией, была очень этим обижена, то ей в виде компенсации была предоставлена Добруджа.

Итак, обеспокоенная успехами России, Англия послала военную эскадру в Мраморное море и вместе с Австрией угрожала разрывом дипломатических отношений в случае захвата русскими войсками Константинополя.
19 февраля (3 марта) 1878г. в Сан-Стефано был подписан мирный договор России с Турцией. Турция признала независимость Сербии, Черногории и Румынии, передавала России Южную Бессарабию и крепости Каре, Ардаган и Батум. На Балканах создавалось Болгарское княжество, что фактически означало обретение болгарами независимости.
Под нажимом Англии и Австро-Венгрии Россия была вынуждена передать статьи договора на международное обсуждение. Дипломатическому поражению России способствовала позиция Бисмарка, взявшего курс на сближение с Австро-Венгрией. На Берлинском конгрессе (июнь-июль 1878 г.) Сан-Стефанский мирный договор был изменен: Турции возвращалась часть территорий, в том числе крепость Баязет, сумма контрибуции сокращалась в 4,5 раза, Австро-Венгрия оккупировала Боснию и Герцеговину, а Англия получила остров Кипр.

Дополнительный материал.
Берлинский конгресс 1878
Однако как только в Англии узнали об этих условиях мира, то немедленно лорд Биконсфильд протестовал против всяких изменений территории Турции без участия великих держав, принимавших участие в Конгрессе 1856 г. в Париже. Поэтому император Александр должен был в конце концов под угрозой тяжелой войны с Англией и Австрией согласиться на Конгресс представителей великих держав в Берлине под председательством Бисмарка. На этом конгрессе условия мира были существенно изменены: урезаны были приобретения Сербии, Черногории и особенно Болгарии. От последней отделена была на юге от Балкан целая область, Восточная Румелия, которая осталась турецкой провинцией с христианским генерал-губернатором.
Против территориальных приобретений России Биконсфильд также протестовал, и хотя ему не удалось их уничтожить, но удалось все же настоять на том, чтобы Батум из военного порта, каким был до тех пор, был превращен в мирную гавань, доступную всем государствам.
Таким образом, условия мира были изменены не в пользу России. Это обстоятельство в связи с тем способом ведения войны, который обусловил ряд неудач, а также и воровством, которое обнаружилось и на этот раз при поставке припасов и для расследования которого была назначена особая комиссия, – все это создало чрезвычайное негодование и обострение настроения в широких кругах русского общества. Надо сказать, что негодовали тогда не только радикально и революционно настроенные слои, но даже самые лояльные круги общества со славянофилами во главе. Когда слухи об уступках, сделанных на Берлинском конгрессе, достигли Москвы, то Иван Аксаков выступил на публичном заседании "Славянского общества" с громовой речью, где говорил:
"Ужели хоть долю правды должны мы признать во всех этих корреспонденциях и телеграммах, которые ежедневно, ежечасно, на всех языках, во все концы света разносят теперь из Берлина позорные вести о наших уступках и, передаваясь в ведение всего народа, ни разу не опровергнутые русскою властью, то жгут его стыдом и жалят совесть, то давят недоумением..."
Затем в ярких и резких словах описав унизительное поведение наших дипломатов и изобразив значение этих уступок для неприкосновенности и свободы южной части Болгарии, для независимости остальных славянских народностей на Балканском полуострове, для политического преобладания ненавистной ему Австрии и для упадка нашего престижа среди славянского мира, Аксаков несколько раз повторил, что он отказывается верить, чтобы эти действия нашей дипломатии были одобрены и признаны "высшей властью", и кончил свою замечательную речь следующими словами:
"Волнуется, ропщет, негодует народ, смущаемый ежедневными сообщениями о Берлинском конгрессе, и ждет, как благой вести, решения свыше. Ждет и надеется. Не солжет его надежда, потому что не преломится Царское слово: "Святое дело будет доведено до конца". Долг верноподданных велит всем нам надеяться и верить, – долг же верноподданных велит нам и не безмолвствовать в эти дни беззакония и неправды, воздвигающих средостение между царем и землею, между царскою мыслью и народною думой. Ужели и в самом деле может раздаться там сверху в ответ внушительное слово: "Молчите, честные уста! Гласите лишь вы, лесть да кривда!"
Когда император Александр узнал об этой речи, то он до такой степени рассердился, что, несмотря на положение Аксакова в обществе и его годы, он велел его выслать из Москвы административным порядком.

Дальневосточная политика России была связана с колонизацией этого края и развитием русско-китайской торговли. Айгунский договор 1858 г. и Пекинский договор 1860 г. о разграничении земель дополнились соглашениями о морской и сухопутной торговле. В отношениях с Японией существовала проблема "неразделенного" совместного владения Сахалином по Симодскому договору 1855 г. Япония активно заселяла Сахалин. 25 апреля 1875 г.Россия и Япония подписали в Петербурге договор о передаче Японии Курильских островов взамен японской части Сахалина.

Дополнительный материал.
Присоединение Приамурья и Приморья к России
Через два года после окончания Крымской войны начинаются значительные приращения нашей территории по всей восточно-азиатской границе. Началось это с самой отдаленной восточной окраины. Уже в 1858 г. генерал-губернатор Восточной Сибири Муравьев поднял вопрос о присоединении к России не только всего левого берега Амура, но и расположенного к югу от устья Амура обширного Уссурийского края вплоть до Владивостока. Муравьев достиг этого почти без употребления военной силы, при помощи нескольких сотен солдат, с которыми он объехал границу, и, пользуясь крайней анархией и беспомощностью китайских властей, установил новые границы тех местностей, которые он считал принадлежащими России, опираясь на то, что будто бы в XVII в. все эти местности завоеваны были казаками, построившими даже на Амуре г. Албазин, потом разрушенный китайцами. Китайские власти, уступая одним только слухам о российском военном могуществе, слабо противились этому, так что Муравьеву удалось в конце концов овладеть описанной выше территорией и присоединить ее к России, оставив везде по занятой таким образом границе небольшие военные посты.
Русско-китайская граница до 1858-1860
Эти действия Муравьева закреплены были затем в 1860 г. форменным договором, заключенным графом Н. П. Игнатьевым, тогда еще молодым человеком, посланным специально для этого в Пекин.

В данной статье предложены материалы, 
взятые из разных источников интернета, 
википедии, http://rushist.com/,
сверенные с большой советской энциклопедией, 
исправленные и дополненные.

2 комментария:

  1. Здравствуй, Ваня! Отличный доклад! Все четко, точно, интересно! Молодец!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Анна Владимировна! Я старался найти максимум полезного материала и "отсеять" вымысел, рассуждения, предположения. По-моему это получилось :)

      Удалить

Тема сообщения Вас затронула?
Обязательно напишите, что Вы об этом думаете! Ваше мнение очень важно для нас!

Хотите вставить в комментарий картинку?
Легко! Используйте теги:
[im#]ссылка на изображение[/im]

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...